Herr Fuchs
Just fear me, love me, do as I say and I will be your slave.
Автор: Herr Fuchs
Фандом: Bleach
Название: "Шаккахо"
Персонажи: Айзен Соуске, Абарай Ренджи, Ичимару Гин (мельком)
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл
Пейринг: намёки Айзен/Абарай, Айзен/Гин
Публикация: только с разрешения автора
От автора: фик был написан на вопрос "Почему Абараи Ренджи оставил ваш отряд? Если это была ваша инициатива, то расскажите, пожалуйста, почему". Вот здесь: vk.com/askbleachcharacters можно задать вопросы персонажам Блича

Абараи Ренджи, шинигами, чья реяцу лишь немного уступала по цвету его волосам. Впервые Айзен встретил его в Академии – там у Ренджи были большие проблемы с использованием кидо, дисциплины, которую преподавал сам капитан пятого отряда для продвинутых студентов. Впервые внимание Айзена привлёк именно этот всполох реяцу – будто посреди поля поблекших трав полыхает мак. И, надо признать, для студента уровень духовной энергии у Ренджи Абараи был довольно-таки впечатляющим, выделяющим его из серой массы остальных учеников… впрочем, тот выпуск был вообще богат на яркие цвета.

После трагического инцидента на тренировке первокурсников в мире Живых, Ренджи загорелся идеей стать сильней. Ничего удивительного и нового в этом не было, все первокурсники, опробовав себя в приближённых к реальным условиях, мечтали мгновенно из Академии прыгнуть если не в капитаны, то хотя бы в лейтенанты. Но в случае неразлучной троицы всё было гораздо интересней – настоящая атака настоящих пустых. Айзену было безумно любопытно: справятся ли многообещающие первокурсники? Ичимару тогда, помнится, всё хихикал, что мясо у детишек, должно быть, очень нежное, и он не прочь был бы полакомиться им сам, не вмешивая в это дело Пустых, принимая в расчёт, что один из них уж больно похож на цыплёнка. Многообещающие первокурсники справились, и этот инцидент изменил их. Отличник в кидо, Изуру Кира, стискивая зубы, учился владению мечом, в котором он прилично уступал товарищу. А Ренджи всё пытался освоить кидо, то и дело подрывая самого себя и всё, что находилось в радиусе пяти метров.
Во время очередной неудачной тренировки Айзен, проходя мимо него, обронил негромкое «Останьтесь после занятия», и направился хвалить свою любимицу Хинамори. Ренджи, кажется, пробормотал что-то непечатное, но учитель пропустил это мимо ушей.
- Ваша основная проблема, Абараи-кун, в концентрации, - Айзен говорил серьёзно, без своей обычной улыбки, впрочем, вряд ли хотя бы на пару мгновений взгляд Ренджи поднялся от чашки чая, которую капитан вручил ему в самом начале их разговора и которую смущённый студент сжимал в обеих ладонях так крепко, что, того и гляди, фарфор пойдёт трещинами. – Ваш уровень реяцу вполне позволяет Вам выполнять заклинания того же уровня, что Хинамори или Кира, однако кидо – дисциплина тонкая и требующая внутреннего спокойствия.
- Ага… в смысле, да, Айзен-сэнсэй, - неловко отозвался Ренджи.
Айзен вздохнул, понимания, что вполне мог бы сейчас произнести набор нечленораздельных звуков и Абараи не заметил бы отличия. Сам факт того, что учитель попросил его задержаться после урока, смущал Ренджи. Айзен почти слышал его мысли – «… считает меня слабаком…».
- Основное требование кидо, Абараи-кун, внутренний холод, отрешённость, - Айзен отставил свою чашку и, подняв руку ладонью вверх, легко материализовал сгусток светло-красной энергии, эдакий недоработанный вариант Шаккахо. – Вы забываете о том, что заклинание и позиция рук – это лишь условности, которые помогают нам сосредоточиться. Любая магия – это наша воля и духовная энергия, которые мы направляем в нужное русло. Как реку.
Светлый огонь заплясал по костяшкам пальцев Айзена и совершенно исчез. Ренджи, исподлобья поглядывавший на это, поджал губы.
- Поднимитесь, - скомандовал Айзен и студент покорно встал, отставив так и не тронутый чай. Капитан обошёл его, приблизился со спины и поднял правую руку Абараи своей рукой, заставляя вытянуть её. По скулам Ренджи разлился румянец, рука дрогнула, но он промолчал. – Расслабьтесь, Абараи-кун. Вы слишком напряжены.
Двусмысленность и фраз, и ситуации, разумеется, не позволяли Ренджи действительно расслабиться, но Айзен удержался от улыбки. Шагнув ещё ближе, он прижался грудью к спине Абараи, и негромко заговорил:
- Вы неправильно дышите. Вы делаете вдох лёгкими, нужно делать это животом. Вот так… - Айзен глубоко и плавно вдохнул, а потом так же выдохнул. – Чувствуете?
- Д-да.
- Закройте глаза. Дышите со мной, Абараи-кун, - спокойно приказал Айзен. – Вдох… выдох… снова вдох… и медленный выдох.
Окаменевшие плечи Ренджи мало-помалу расслаблялись. Почти десять минут они молча дышали в унисон, вытянутая рука студента начала подрагивать – и Айзен поддержал её, позволяя более или менее расслабить мышцы и опереться на себя.
- Представьте пламя свечи, - произнёс капитан тихо и пустил собственную реяцу по руке Ренджи, медленно и плавно, позволяя тонкой струйке обвиться вокруг плеча, спуститься по руке до запястья, согреть кончики пальцев и сконцентрироваться в центре ладони, поддерживая реяцу самого Ренджи, пробуждающуюся медленно и неохотно в том же месте. – Хорошо… а теперь откройте глаза.
Послушавшись, Абараи сдавленно охнул – на его ладони образовался шар Шаккахо, по которому прошла рябь от вздоха, но реяцу Айзена поддержала его и не позволила ему взорваться преждевременно.
- Стреляйте по цели, Абараи-кун, - шепнул Айзен. Ренджи плавно развернул ладонь и, поймав взглядом мишень, выдохнул «Шаккахо». В следующее мгновение мишень взорвалась осколками.
- Правильное дыхание, Абараи-кун. Сдержанность. Неспешность, - произнёс Айзен с улыбкой и выпустил Ренджи.

Все трое – Хинамори, Кира, Абараи – поступили в пятый отряд, как и следовало ожидать. С Момо проблем не возникало никогда, умница-девочка, радовавшая не только своей исполнительностью, но и фанатичной преданностью. Несильно уступавший ей Кира, который хоть и относился к Айзену без придыхания своей подруги, но очень старался – Гин похихикивал в кулачок, глядя, с какой серьёзностью воспринимают даже самые тривиальные приказы новобранцы. Ренджи… уже тогда взгляд Абарая обращался в сторону шестого отряда. Его нельзя было назвать «непокорным» - в пятом отряде перечить капитану мог только один человек, широкой улыбкой и непристойными намёками пугающий новобранцев – но порывистая натура Абарая порой заставляла Айзена сдержанно вздыхать.
- И что ты будешь делать с этим… Ренджи? – Гин легкомысленно болтал ногой, сидя на краю капитанского стола, и с аппетитом уплетал рисовый колобок.
- Я перевожу его в 11-й отряд, - отозвался Айзен, не поднимая взгляд на лейтенанта и быстро заполняя документы. – С кидо у него всё такие же проблемы, зато мечник из него выйдет неплохой. В 11-м ему самое место.
- Яре-яре, Айзен-тайчо, - протянул Гин, облизал пальцы и нагло опустился на стол, закинув руки за голову и не давая капитану никакой возможности продолжать работать. – Неужели ты сдался?
- Ни в коем случае, - капитан ничуть не разозлился на своего любимца. - Так и должно быть. Я хочу распределить их по разным отрядам, чтобы у меня были свои люди везде, когда будет нужно… где бы ни оказался Ренджи – он будет думать обо мне, как и о добром наставнике, и заботливом капитане, и в нужный момент поможет сформировать мнение обо мне в своём новом пристанище.
- Распределить всех? – разочарованно протянул Гин.
- Момо я оставлю.
- Ну ещё бы! – деланно обиделся лейтенант.
Айзен рассмеялся, снял кончиком пальца рисинку, налипшую на уголок губ Гина, и отправил в рот.

@темы: Bleach, моё, творчество