13:14 

Стебли мисканта, Глава 1.

Herr Fuchs
I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
Автор: Herr Fuchs
Фандом: Bleach
Название: Стебли мисканта
Персонажи: Бьякуя Кучики, Хисана Кучики, упоминается Рукия
Рейтинг: G
Жанр: romance, drama, angst
Пейринг: Бьякуя Кучики/Хисана Кучики
Статус: в процессе написания; Глава 1
Публикация: только с разрешения автора
От автора: - Для меня всегда сложно придумывать название, тем более, что я планирую делать не единичный отрывок, а объединённое общей идеей повествование. Потому название у всего будет "Стебли мисканта". В японской любовной лирике и на языке цветов переплетённые стебли мисканта - это символ любовной связи, нежелания разлуки и любовного томления.

Двери поместья семейства Кучики открываются по праздникам и оттуда течёт яркая и пёстрая река прислуги, одетой по случаю торжества в лучшие одежды с гербами дома, которому служат. Совсем юная жена молодого господина всё не может привыкнуть к такому разноцветью. Она ко многому не может привыкнуть, даже к собственным дорогим одеждам – несколько слоёв дорогих тканей, удивительно красивый пояс, высокая причёска и канзаши в волосах. И на каждую из таких заколок можно купить деревню со всеми её жителями.
Хисана смотрит в зеркало – тоже диковинка, прежде она причёсывалась, глядя на своё отражение в речке, а оттуда на неё глядит испуганная девушка, бледная вовсе не от белил. По счастью обычай чернить зубы отошёл в прошлое, да и не жалует подобного молодой господин, так же, как не жалует он и белила, и вертикальную полоску помады на губах – алую, будто свежий, ещё сочащийся кровью шрам, как и нарисованные чёрточки бровей…
-«Я встретил тебя не такой», - говорит он не терпящим возражений тоном, а Хисана только беспомощно разводит руками, похожими на крылышки бабочки из-за длинных рукавов. Конечно, Бьякуя встретил её не такой, полюбил не такой, но разве можно идти против традиций и обычаев? Он сам ведь яростный их блюститель, так отчего же хочет, чтобы жена была явной соринкой в глазу сурового Гинрея? Как вообще посмел взять её, выросшую в Руконгае, в жёны?
Никогда нельзя задаваться вопросом «А за что меня любят?», потому что человеческая природа такова, что после долгих самокопаний может выясниться, что и любить-то особо не за что. Но Хисана, вопреки правилу, иногда думает об этом – когда молодой супруг спит на футоне рядом, наплевав на традицию, что посещать жену можно, но спать в её покоях после совершения супружеского долга – предосудительно. Жёсткую подставку для головы она никогда не использует, потому что не делает высоких причёсок по требованию Бьякуи. Он говорит, что Хисана выглядит смешно с забранными наверх длинными прядями накладных волос. Он говорит, что Хисана похоже на онрё и юрей вместе взятых, когда наносит свинцовые белила, как и следует порядочной жене. Он говорит, что не хочет видеть в своей постели ряженное чучело… но никогда не говорит, что любит.
Хисана ещё совсем юная, матери, которая правильно наставила бы её перед браком, у неё нет, а слушать шепотки служанок – нельзя, теперь не по статусу. Подумать только – не по статусу! Ей-то! Руконгайской нищете! Юная и романтичная, она хочет любить и быть любимой, но вот любит ли её Бьякуя? В ночи, когда молодой господин спит рядом, она подолгу лежит без сна, наблюдая, как вздымается его грудь, как медленно скользит лунный луч по его волосам, в кои-то веки так непозволительно спутанным… в такие ночи ей больно и горько осознавать, что он и не женился бы, наверно, на ней, если бы Хисана была ему ровней, что этот скандальный брак, скорей всего, просто способ бросить вызов Гинрею Кучики, швырнуть ему этот неравный союз в лицо и рассмеяться – «Прошло твоё время!».
-«Но ведь он любит, любит!» - твердит себе Хисана, отчаянно прижимаясь к плечу мужа и ничуть не заботясь о том, что может потревожить его сон. Любит такой, какая она есть, безо всяких украшений и церемоний.

- Я должна найти свою сестрёнку, я должна… - твердит Хисана, не утирая даже слёз, стоящих в глазах. Бьякуя смотрит молча и внимательно, позволяя супруге хватать свою длиннопалую руку, сжимать её в ладонях, как, наверно, сжимала бы она оберег. – Если бы только я не оставила её тогда!
Кучики знает, что жене его утешения не нужны – и, по правде сказать, не понимает её горя. К детской смертности всегда относились спокойно, даже аристократия. Кажется, до трёх лет их и не хоронят толком, просто от трупов избавляются, верно? Детей отнимают от матери, ведь дама должна быть прекрасна всегда, а как тут остаться прекрасной с младенцем на руках? На то есть мамки-няньки, которые только рады будут взрастить чадо, получая и щедрое вознаграждение, и надежду на будущую привязанность госпожи или господина…
Хисане кажется, что её признание делает её в глазах любимого супруга чудовищем, неспособным на любовь, чем-то отвратительным и трусливым. Наивная девочка, думает Бьякуя, ты совсем не знаешь, какие они – чудовища. Он удерживается от улыбки, в конце концов, его воспитали правильно, он прощает жене слёзы, хотя ведь женщина не должна проявлять эмоций… Бьякуя Кучики – идеальный супруг, он знает это наверняка. Нестандартный – не возвращается домой в компании гейш и молодых актёров навеселе, не содержит любовниц, посещает жену чаще раза в месяц. Но идеальный – по крайней мере, для Хисаны. Только разве она ценит это?
- Я прикажу искать её… как, ты сказала, её зовут? – вежливо и ласково переспрашивает Бьякуя, но Хисана вздрагивает и едва ли не отшатывается, отдёрнув руки от ладони мужа, как от чего-то гадкого.
- Рукия! Её зовут Рукия! – слёзы текут по её щекам. Хисана смотрит на него непонимающе. В её больших глазах отчего-то застыла обида.
- Хорошо, значит, мои люди будут искать твою сестру Рукию, - Бьякуя делает вид, будто не заметил невежливости супруги. В конце концов, у кого из них двоих тут аристократическое воспитание? – Как она выглядит, Хисана?
- В точности, как я.
- Тем легче будет её отыскать.
- Ты считаешь меня ужасным человеком? – женщина смотрит на свои сцепленные пальцы и голос её звучит отчаянно и тускло. И в этот момент Бьякуя испытывает волну раздражения. Нет! Он не считает её ужасным человеком, зачем твердить одно и то же? Они найдут эту… Рукию… или не найдут – так будет даже лучше, но, в конце-то концов, зачем лить слёзы теперь, когда муж пообещал отыскать её сестру?
- Нет, Хисана. Я не считаю тебя ужасным человеком, ты поступила так, как поступила. Возможно, в твоей ситуации так поступил бы любой, - Бьякуя поднимается со своего места и оправляет одежду. Ему хочется уладить всё и сразу, чтобы больше не возвращаться к этому разговору. – Кто знает, встретились бы мы, если бы ты поступила иначе?
Хисана закрывает лицо руками, а Бьякуя непонимающе вскидывает бровь. Этот довод должен был её утешить, разве не так? Или она предпочла бы остаться в грязи Руконгая, умирая от голода и с ребёнком на руках, чем узнать его и стать его женой? Плечи жены вздрагивают и, опустившись рядом с ней на колени, Бьякуя обнимает её, прижимает к своей груди и шепчет на ухо:
- Я люблю тебя.
Хисана хватается за него дрожащими и такими худыми руками, но не откликается эхом, как должна была… как рассчитывал Бьякуя.
- Найди её, Бьякуя, найди… - умоляет она, орошая слезами его одежду.
- Не плачь, - отвечает уязвлённый Кучики. И тут же добавляет. – Я найду, я обещаю.
Покидает покои супруги он в ужасном расположении духа. Хисана плачет – не из-за него, Хисана не услышала даже, кажется, его признания, Хисана только и думает, что о чумазом ребёнке, брошенном в Руконгае… да Рукия, скорей всего, уже давно умерла! Как вообще люди выживают в Руконгае?!
Тем не менее, он пообещал – и потому отдаёт приказ искать Рукию, ребёнка, который выглядит совсем как его жена.

@темы: Bleach, моё, творчество

URL
   

Das Sage von dem Freischütz

главная