• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:33 

I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
"Абвер: Щит и меч Третьего Рейха" Юлиус Мадер
"1920-1933. Третий Рейх. Зарождение Империи" Ричард Эванс
"Мессершмитты" над Сицилией - Йоханнес Штейнхоф
"Мартин Борман" Джеймс Макговерн
"Генрих Гиммлер" Р. Мэнвэлл, Г. Франкель
"Серый Волк. Бегство Адольфа Гитлера" Саймон Данстен, Джерард Уильямс
"Главнокомандующий Люфтваффе" Вилли Фришауэр
"Йозеф Геббельс. Мефистофель усмехается из прошлого" Е.Брамштедте, Г.Френкель, Р.Манвелл
"Hitler's Hangman. The life of Heydrich" Robert Gerwarth

12:49 

I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
"...Солнце, безжалостный желтый диск, сияло через крышу кабины и боковые стекла, его сильный свет заливал все, что обычно находилось в тени: приборы, панель вооружения между моими коленями, кислородный аппарат с контрольным индикатором. На стеклах кабины появились морозные узоры, и в углах начали формироваться кристаллы льда. Мои глаза приклеились к альтиметру и его люминесцентной стрелке, под которой я мог прочитать буквы «DO». Двигатель теперь работал мелодично, с полным отсутствием вибрации. Его звук был столь тихим, что возникало ощущение тишины. Все стало воздушным и абстрактным. Словно я покинул свое тело и теперь летел над своим аэропланом, наблюдая мчавшийся над Средиземноморьем самый быстрый немецкий самолет, обладатель абсолютного рекорда скорости, которого тянула вперед огромная мощь, передаваемая его пропеллеру: элегантный, с совершенными обтекаемыми формами, созданный руками человека для целей разрушения.
Было искусством соединить тысячи лошадиных сил двигателя с винтом и рулями, чтобы обеспечить безупречный баланс между скоростью и скороподъемностью. Рули реагировали на мои движения, резкие, отрывистые или столь мягкие, что были едва заметны; они могли заставить самолет пикировать, набирать высоту, выполнить крен или войти в штопор. И они могли заставить его потерпеть аварию, если крылья окажутся не способны противостоять перегрузкам, приложенным к ним. Именно тогда я вспомнил то, что давно уже забыл: великолепное, блаженное ощущение полета..."
(с) Йоханнес Штейнхоф, "Мессершмитты над Сицилией"

10:53 

I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
"Тео, это Генрих. Сбил два бомбардировщика. Не осталось боеприпасов, топливо на исходе. Иду на таран. Прощай, увидимся в Вальхалле!"

Последние слова одного из самых результативных асов люфтваффе - Генриха Эрлера, переданные по радио Теодору Вайссенбергеру 4 апреля 1945.

23:38 

I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
Андрей Белянин

Кружево шарфика, белая ленточка,
Ласковых глаз полевая звезда…
Господи боже! Откуда ты, девочка?
Как ты сегодня попала сюда?
Так же нельзя… Это просто бессмысленно…
Крылья хрустят под чужим сапогом.
Тут убивают словами и числами,
Каждый палач и открыт, и знаком.
Здесь же стреляют! Здесь валят на пристани
Сразу все шестеро на одного…
Здесь невозможно по честному выстоять.
Здесь невозможно вообще — ни-че-го!
Больно… Я тоже срываюсь в истерику.
Спрячься, уйди, отдохни, подыши…
Чтоб на пути к осиянному берегу
Свято сберечь незабудку души.
Флейта не спорит с казацкою шашкою.
Вот твое облако — сядь и лети…
Выкраси жизнь освежающей краскою,
Всем рассказав, что приснилось в пути.
Девочка, милая, этой эпохою
Многое сломано. Что уж там мы…
В небе светлей. Ты подумай, а плохо ли
Петь, не боясь наступленья зимы?
Крылья расправь для полета.
Ну что же ты?!
Здесь не твоя ни война, ни вина…
Просто прими, что вон там, у подножия,
Высохла кровь, и теперь… Тишина…

00:02 

I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
Поражение немецкого подразделения Люфтваффе на Средиземном море в 1943, когда была сдана Сицилия, было неизбежным. Ситуация сложилась ужасная - командование не считалось с реальностью, Геринг требовал от людей, эвакуировавшихся из Африки, невозможного. При отсутствии самолётов, топлива и запчастей, люди, тем не менее, работали мужественно и на износ. Немецкими лётчиками-истребителями было проявлено настоящее мужество. Штурм "воздушных крепостей", всегда охраняемых эскортов истребителей, был невозможен.
Печально видеть, что бывает, когда верхи не желают мириться с действительным положением вещей, приписывая поражения не естественным факторам, а трусости. Немцы на Сицилии проявляли настоящий героизм, работали на пределе своих сил и возможностей, однако что может сделать лётчик-истребитель без самолёта?
Только быть мишенью на земле.

"Война в воздухе - война технологий, которая не может быть выиграна технически слабой стороной, несмотря на её высокую мораль и бесстрашные действия" (с) Йоханнес Штейнхоф

Das Sage von dem Freischütz

главная